Отзывы и Рецензии

«Гари Лайт – американский поэт с русской душой…»
 

 

 Андрей Вознесенский (Москва)

«География играет значительную роль в творчестве любого настоя- щего поэта. Охота к перемене мест даёт дополнительный импульс. Лайт много перемещается в пространстве. Какие разные города, названия – Ладисполи, Таруса, Подол, Андреевский спуск, Нескучный сад, Тракай, Коктебель, Флорида, Чикаго, Нью-Йорк… Многое, здесь перечувствован- ное, легло в поэтические строчки. Родись он на три десятилетия раньше, наверняка стал бы шестидесятником. Его душе наиболее созвучны на- строения и моральные ориентиры того замечательного времени».

 


Давид Гай (Нью-Йорк)

«Стихи Лайта динамичны и, несмотря на изысканность словаря, пластичны. Если сравнить его поэтическое творчество с другими вида- ми искусства, то по романтичности он скорее близок к Шопену и Листу, а по философской насыщенности и глубине «обнажённых мыслей» – к Магритту… Девиз поэта – увидеть и передать, и Лайт неизменно следует ему… Будь то родной Киев или хорошо знакомая Москва, древний Ие- русалим или приросший к сердцу Чикаго – в стихах Лайта они всегда немножко удивительны. Поэзия вновь оказывается ближе к жизненной правде, чем сама история».

 


Марина Гарбер (Люксембург)

«Гари Лайт родился в Киеве в 1967 году, а в 1980 уже оказался в Америке. Но, когда разговариваешь с ним, кажется, что он житель Санкт-Петербурга. Его любовь к русской литературе навсегда осталась его Страной Пребывания. Поэзии его воздаст Время. Но жизнь воздаёт ему уже сегодня за его тёплую душу, около которой желаю погреться и Вам, дорогой читатель».

 


Александр Дольский ( Санкт-Петербург)

«Він говорить віршами з минулим, наявним і майбутнім, говорить чесно, без претензій, з потаємним смутком, в Задзеркаллі свого часу, справжній киянин, з дещо вишуканою мовою…»

 

 

Василь Дробот (Киев)

«За годы, прошедшие с нашей первой московской встречи, Гари Лайт стал настоящим серьёзным поэтом. Рад, что не ошибся в своих прогнозах».

 

 

Вадим Егоров (Москва)

«Талант Гари Лайта мужал у меня на глазах и вопреки моим “заботливым” предостережениям. Его стихи полны ассоциаций и поэтому достаточно элитарны. Я бы сравнила его поэзию с пунктирной линией, где читателю предстоит восполнить недостающие звенья в своём воображении, но для этого необходима определённая интеллектуальная подготовка».

 


Белла Езерская (Нью-Йорк)

 

«Гари Лайт уникален тем, что представляет ту часть своего литературного поколения, которое выросло и возмужало в США. Поэзия Лайта – интеллигентная и добрая, обращающая на себя внимание. У него свой почерк – живой и тёплый».


Игорь Михалевич-Каплан (Филадельфия)

«…Для Гари Лайта и русский, и английский языки родные, отсюда и кажущаяся простота высказывания, и странность траекторий даже по сюжетной части, словно ищущей свои корни у двух литератур и двух разных традиций… Ведь понятно, что, когда семья Лайта уезжала в 1979 году из СССР, это было изгнанием с невозможной надеждой на возвращение, а когда успешный американский адвокат Гари Лайт вер- нулся в родной Киев по юридическим делам, это было возвращением, как и у Одиссея после тех же двадцати лет странствий, к себе домой».


Геннадий Кацов (Нью-Йорк)

 

«Осмыслить своё существование на разломе континентов, вер и отчизн – невероятно сложно. Связать вкус, стиль, остроту ощущения звукового пространства – доступно очень немногим…Так я вижу поэзию Гари Лайта».

 


Дмитрий Кимельфельд (Иерусалим)

 «Несколько слов по прочтении Гари Лайта… Есть замечательная теория, созданная математиком Эвереттом. Суть её заключается в том, что ни одна возможность не исчезает… Мне кажется, что постоянная, не- осознанная догадка о существовании «где-то там» ещё одного мира, отличающегося от нашего осуществлением другого выбора, догадка о том, что Вселенная – вся Вселенная, названная Эвереттом «Мультиверсум», – именно такая смутная догадка является источником сплина, присущего Поэзии… Попытка выразить это ощущение с помощью поэтических образов. На мой взгляд, очень удачная попытка. Почувствовать, каково это: стоя на этом берегу реки, думать о другой стороне моста».

 


Даниэль Клугер (Реховот)

«…поэт даёт себе право на естественное для поэта состояние: созерцание… где неважно, на каком языке… Где на языке души говорят крыши домов, купола, небо, земля, мальчик, который там родился. Любым языкам, на которых разговаривают люди, можно научиться, что и сделал поэт весьма и весьма… И всё-таки основная стихия Гари – лирика. Почему «всё-таки» – ничего этому не противоречит. И доброта, и тепло, и осень за окном, и покой – людское дело. И живёт в нём – где-то в разделах памяти, совести и боли и сорок первый год, и Израиль, и Беслан, и Бабий Яр… И всё, что может поэт, – беречь это своей волей и теплом…»

Алина Литинская (Эванстон)

«…Слушая и читая Гари Лайта, я различал в его динамичных, часто ироничных текстах ноту печали, тень светлой грусти, то, без чего рифмованные строки не могут стать настоящими стихами. География стихов Гари обширна, но в его географической пунктуальности нет мел- кого тщеславия “культурного путешественника”. Тут другое… Стремление к точке душевного равновесия. К тому единственному месту, где возможен покой. Покой, о котором некогда так тосковал другой киевлянин, также оставивший город, но для себя и для многих сделавший его Городом».

Алексей Никитин (Киев)

«Редкий дар Гари Лайта – неисчерпаемая на любовь душа. Он своей присяги на вражду и противостояние не даёт, просто не видит в них смысла… «Любви иммунитет» – это то, что отмечает его стихи и всё, что за ними… Вот этот прорыв в иное, не всем доступное измерение – единственное, из которого всё видно и всё правильно видно, – то, что определяет его поэтическое направление».

 


Ирина Ратушинская (Лондон – Москва)

 «Стихи Гари Лайта отличает мягкий проникновенный лиризм, который сменяется лирикой иронической…»

 


 Генрих Сапгир (Москва)

 «Гари Лайт принадлежит к поколению людей, выросших в эпоху свободного передвижения, к первому поколению «неэмигрантов», живущих между двумя, а то и тремя культурами, в равной степени чувствующих себя как дома и как не дома в разных точках земного шара. Для людей этого поколения тема возвращения приобретает новый смысл… Становление Гари Лайта в стихосложении пришлось на девяностые и нулевые – казалось бы, отдалённое от романтики и моральных ценностей шестидесятых время. И пусть бытует мнение о том, что «шестидесятничество» давно не в моде и не в чести, но в этом смысле «мы из прошлого века» – вот кредо, с настойчивостью повторяемое Гари Лайтом».


Александр Стесин (Нью-Йорк)

 «…Человек… двух миров. Так мне хочется назвать лирического героя Гари Лайта. Человек живёт одновременно в двух мирах… ещё точнее – передвигается постоянно из одного мира в другой. Причём подобное сосуществование не надуманно, не вынужденно – органично… Тут реальное и странное, порой фантасмагоричное – пространство его поэзии. Путешествия, как видим, предопределены самой природой этого таланта, особенностями его становления».

 


Евсей Цейтлин (Чикаго)

«Поэзия Гари Лайта не просто объёмна, она настолько хорошо знакома с пятым измерением, что легко выносит читателя за его пределы, в шестое, седьмое и Бог знает какое. Живые слова нa вес, вкус, звук и запах, деликатно обнимают, обволакивают туманом, растворяют в сумерках и легко переносят из Города на Озере в Город на Днепре, из детства в зрелость, из реальности в мечту – и обратно. Но самое главное достоинство этих стихов в том, что они обладают особой магией – магией человечности».

 


Лия Чернякова (Милвоки)

«Гари Лайт – одарённый, состоявшийся поэт. В его стихах интеллектуальный накал ненавязчиво и гармонично сочетается с эмоциональной напряжённостью».


Людмила Штерн (Бостон)

Михаил Мазель

Необратимый процесс возвращения…

Предисловие к книге 
«Траектории возвращений»

©1982-2019 by Gary Light